История про домик на территории больницы

Я Вам обещала рассказать продолжение истории (вернее начало) про домик на территории больницы, в котором жил до начала 1920-х годов доктор Пашкевич с семьей. Этот дом на самом деле по праву попал в мою рубрику «Жилая история». За дореволюционный период своего существования он на самом деле гораздо БОЛЬШЕ времени был именно жилым, нежели земским, больничным. Не буду сейчас очень глубоко вдаваться в историю Земской больницы, скажу только, что больница далеко не всегда была на том месте, где сейчас находятся ее старые корпуса. Во второй половине 19-го века на этом месте были усадьбы сразу нескольких крупных глуховских землевладельцев, дворян. Городская усадьба в сегодняшнем понимании – это дом, окруженный клочком земли. Эти же усадьбы представляли из себя огромные владения, на которых где-то «терялись» дома самих владельцев со всеми хозяйственными постройками, а кругом вокруг – сады, огороды и даже поля. В 1874 году Глуховское Земство подыскало участок земли для строительства зданий Земской больницы. В него входили земли сразу нескольких землевладельцев, они как раз хотели продать части своих владений, а назначенная Земством комиссия признала это место по своему положению, гигиеническим условиям и пространству соответствующим для возведения больничных построек. Второй по величине участок, приобретенный Земством для строительства больницы, принадлежал тогдашнему Городскому голове А.Г. Мартыновскому. Так что сами думайте, только ли вышеуказанные территориально-гигиенические критерии повлияли на решение комиссии или нет 

Аристарх Григорьевич Мартыновский с 1860-х годов служил землемером в уездном казначействе, многие годы был гласным глуховского уездного земского собрания. Должность Городского головы занимал до 1886 года. После раздела его усадьбы и продажи большей части земли под строительство больницы, у Мартыновского осталась небольшая усадьба с садом, дворовыми постройками и большим деревянным домом на каменном цоколе, где он жил вместе с супругой и детьми. Оставшиеся у Мартыновского владения как раз примыкали к новой больничной усадьбе.

В 1878-1882 годах был построен мужской корпус больницы, в 1890-х женский, а 1899-1901 году был построено здание под заразное отделение. К 1899 году Аристарх Мартиновский и его супруга умерли. Их дети, поручик Григорий Аристархович Мартыновский и жена поручика Агния Аристарховна Пигарева, решили выгодно продать свой старый дом вместе с землей под ним и вокруг него. Пытались они впарить свой дом Земству под заразное отделение, тем самым «избавив» Земство от необходимости заниматься строительством нового дома. Тогда этот вариант Земская комиссия забраковала, так как планировка старого дома Мартыновских не соответствовала требованиям, предъявляемым к зданию заразного корпуса. А вот в 1902 году, когда Земская аптека была преобразована в Центральную земскую аптеку и для ее расширения понадобилось большое здание, Земство все-таки сочло возможным приобрести этот старый дом у наследников Мартыновского. Наследники получили за дом просимые 7000 рублей. Дом был отремонтирован и в нем разместилась ветеринарная лаборатория и центральная земская аптека с собственной лабораторий. Сараи, ранее принадлежавшие усадьбе Мартыновского и располагавшиеся по соседству, использовали для размещения племенного земского рогатого скота. Аптекой заведовал провизор М. Капленко. В аптеке изготовлялись сложные лекарственные формы, а лабораторией – сложные галеновые препараты. в 1912 году из земской аптеки открылась вольная продажа лекарств и из нее стали отпускаться не только препараты, изготовленные на месте, но и лекарства разных фирм по их прейс-курантам. Больше 10 лет в бывшем доме Мартыновских размещалась Центральная земская аптека. В 1913 году аптека переехала в новый земский дом, ветеринарную лабораторию тоже перевели в другое место, а освободившийся дом Мартыновского отремонтировали и отдали под квартиры для земского врача (на тот момент им был Пашкевич) и других служащих, а так же выделили в нем помещение для амбулаторного приема больных.

Ну а дальше историю этого дома вы уже знаете 

В прошлый раз я писала, что внутри этого дома от старинного интерьера совершенно ничего не осталось. По уточненным данным кое-что все же осталось, но совсем-совсем уже не много. Осталась в некоторых комнатах потолочная лепнина. Посмотрите на фото – когда-то в углу комнаты стояла обложенная кафелем старинная печь, сейчас во всех комнатах печи разобраны, а о их былом существовании напоминают лишь разрывы в потолочной лепнине. Остались и старинные высоченные двери 

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о